Егор (egor_polygraph) wrote,
Егор
egor_polygraph

Секреты легендарного морского спецназа "Холуай" на острове Русский во Владивостоке (ФОТО)


Секретная часть "Холуай" Тихоокеанского флота, она же 42 МРП СпН (в/ч 59190), была создана в 1955 году в бухте Малый Улисс вблизи Владивостока, позже передислоцировалась на остров Русский, где по сей день разведчики-диверсанты проходят боевую подготовку. Об этих ребятах ходит множество легенд, их физической подготовкой восхищаются, их называют лучшими из лучших, сливками спецназа. Каждый из них мог бы стать главным героем боевика. Сегодня РИА PrimaMedia публикует материал военного историка и журналиста Алексея Суконкина о легендарной части "Холуай". В 1993-94 годах он служил в части специального назначения сухопутных войск, но периодически их часть бывала и в морском спецназе.
Предисловие
"Внезапно для противника мы высадились на японском аэродроме и вступили в переговоры. После этого нас, десять человек, японцы повезли в штаб к полковнику, командиру авиационной части, который хотел сделать из нас заложников. Я подключился к разговору тогда, когда почувствовал, что находившегося с нами представителя советского командования капитана 3-го ранга Кулебякина, что называется, "приперли к стенке". Глядя в глаза японцу, я сказал, что мы провоевали всю войну на западе и имеем достаточно опыта, чтобы оценить обстановку, что заложниками мы не будем, а лучше умрем, но умрем вместе со всеми, кто находится в штабе. Разница в том, добавил я, что вы умрете, как крысы, а мы постараемся вырваться отсюда. Герой Советского Союза Митя Соколов сразу встал за спиной японского полковника. Герой Советского Союза Андрей Пшеничных запер дверь на ключ, положил ключ в карман и сел на стул, а Володя Оляшев (после войны — заслуженный мастер спорта) поднял Андрея вместе со стулом и поставил прямо перед японским командиром. Иван Гузенков подошел к окну и доложил, что находимся мы невысоко, а Герой Советского Союза Семен Агафонов, стоя у двери, начал подбрасывать в руке противотанковую гранату. Японцы, правда, не знали, что запала в ней нет. Полковник, забыв о платке, стал вытирать пот со лба рукой и спустя некоторое время подписал акт о капитуляции всего гарнизона".
Так описывал морской разведчик Виктор Леонов, дважды Герой Советского Союза, всего лишь одну боевую операцию, в которой горстка дерзких и храбрых морских разведчиков Тихоокеанского флота буквально без боя принудила крупный японский гарнизон сложить оружие. Позорно капитулировало три с половиной тысячи японских самураев.

Это был апофеоз боевой мощи 140-го морского разведывательного отряда, предвестника современного морского спецназа, который сегодня все знают под непонятным и загадочным названием "Холуай".
Истоки
А все началось еще в годы Великой Отечественной войны. Тогда на Северном флоте успешно действовал 181-й разведывательный отряд, выполняющий различные специальные операции в тылу вражеских войск. Венцом деятельности этого отряда стал захват двух береговых батарей на мысе Крестовом (которые закрывали вход в бухту и могли запросто разгромить десантный конвой) при подготовке высадки десанта в порт Лиинахамари (Мурманская область — прим. ред.). Это, в свою очередь, обеспечило успех проведения Петсамо-Киркенесской десантной операции, ставшей залогом успеха в освобождении всего Советского Заполярья. Сложно даже представить, что отряд численностью в несколько десятков человек, захватив всего несколько орудий немецких береговых батарей, фактически обеспечил победу во всей стратегической операции, но, тем не менее, это так – для того разведывательный отряд и создавался, чтобы малыми силами жалить врага в самое уязвимое место…
Командир 181-го разведывательного отряда старший лейтенант Виктор Леонов и еще двое его подчиненных (Семен Агафонов и Андрей Пшеничных) за этот короткий, но важный бой стали Героями Советского Союза.

В апреле 1945 года часть личного состава 181-го отряда во главе с командиром была переведена на Тихоокеанский флот для формирования 140-го разведывательного отряда ТОФ, который предполагалось использовать в предстоящей войне с Японией. К маю отряд был сформирован на острове Русский в количестве 139 человек и приступил к боевой подготовке. В августе 1945 года 140-й разведотряд участвовал в захвате портов Юки и Расин, а также военно-морских баз Сейсин и Гензан. По итогам этих операций главный старшина Макар Бабиков и мичман Александр Никандров 140-го разведывательного отряда ТОФ стали Героями Советского Союза, а их командир Виктор Леонов получил вторую звезду Героя.
Тем не менее, по завершении войны все подобные разведывательные формирования в ВМФ СССР были расформированы за мнимой ненадобностью.
Но вскоре история обернулась вспять…

Из истории создания частей специального назначения:
В 1950 году в Вооруженных Силах Советского Союза в каждой армии и военном округе были сформированы отдельные роты специального назначения. В Приморском крае, в частности, были сформированы три такие роты: 91-я (в/ч № 51423) в составе 5-й общевойсковой армии с дислокацией в Уссурийске, 92-я (в/ч № 51447) в составе 25-й общевойсковой армии с дислокацией на станции Боец Кузнецов и 88-я (в/ч № 51422) в составе 37-го гвардейского воздушно-десантного корпуса с дислокацией в Черниговке. Перед ротами специального назначения ставилась задача поиска и уничтожения в глубоком тылу противника наиболее важных военных и гражданских объектов, в том числе средств ядерного нападения противника. Личный состав этих рот проходил обучение ведению войсковой разведки, минно-взрывному делу, совершал прыжки с парашютом. Для службы в таких частях отбирались люди, по состоянию здоровья годные для службы в воздушно-десантных войсках.

Опыт Великой Отечественной войны показал незаменимость подобных частей для решительных действий на коммуникациях противника, и в связи с развязыванием американцами "холодной войны", потребность в подобных подразделениях обозначилась очень ярко. Свою высокую эффективность новые подразделения показали уже на первых учениях, и подразделениями подобного рода заинтересовался Военно-морской флот.

Начальник разведки ВМФ контр-адмирал Леонид Константинович Бекренев в своем обращении к военно-морскому министру писал:
"учитывая роль разведывательно-диверсионных подразделений в общей системе разведки флотов, считаю необходимым провести следующие мероприятия: … создать … разведывательно-диверсионные подразделения войсковой разведки, дав им наименование отдельных морских разведывательных дивизионов".

В то же время капитан первого ранга Борис Максимович Марголин теоретически обосновал такое решение, утверждая, что "…трудности и длительность подготовки разведчиков – легких водолазов вызывает необходимость заблаговременной их подготовки и систематической тренировки, для чего должны быть созданы специальные подразделения…".


И вот, Директивой Главного Военно-морского Штаба от 24 июня 1953 года подобные формирования специальной разведки формируются на всех флотах. Всего было сформировано пять "разведывательных пунктов специального назначения" — на всех флотах и Каспийской флотилии.
На Тихоокеанском флоте свой разведывательный пункт создаётся на основании директивы ГШ ВМС № ОМУ/1/53060сс от 18 марта 1955 года.
Однако "Днём части" считается 5 июня 1955 года – день, когда часть закончила свое формирование и вошла в состав флота как боевая единица.

Бухта Холуай
Само слово "Холуай" (а таrже и его вариации "Халуай" и "Халулай") по одной из версий означает "гиблое место", и хотя споры на этот счет всё еще продолжаются и китаеведы такой перевод не подтверждают, версия считается вполне правдоподобной – особенно среди тех, кто проходил службу в этой бухте.

В тридцатые годы на острове Русский (в то время, кстати, широко практиковалось и его второе название – остров Казакевича, которое исчезло из географических карт только в сороковых годах двадцатого века) шло строительство объектов противодесантной обороны Владивостока. Объекты обороны включали в себя береговые долговременные огневые точки – ДОТы. Некоторые особо укрепленные ДОТы имели даже собственные имена, к примеру, "Ручей", "Скала", "Волна", "Костер" и другие. Все это оборонительное великолепие обслуживалось отдельными пулемётными батальонами, каждый из которых занимал свой сектор обороны. В частности, 69-й отдельный пулеметный батальон Владивостокского сектора береговой обороны Тихоокеанского флота, располагаясь в районе мыса Красный в бухте Холуай (Новый Джигит), обслуживал огневые точки, расположенные на острове Русский. Для этого батальона в 1935 году была построена двухэтажная казарма и штаб, столовая, котельная, склады и стадион. Здесь батальон дислоцировался до сороковых годов, после чего был расформирован. Казармы длительное время не использовались и стали разрушаться.

И вот в марте 1955 года сюда заселяется новая воинская часть с весьма специфическими задачами, секретность существования которой была доведена до наивысшего предела.

Рождение легенды
Формирование 42-го морского разведывательного пункта специального назначения Тихоокеанского флота началось в марте, а закончилось в июне 1955 года. Во время формирования обязанности командира временно исполнял капитан второго ранга Николай Брагинский, а вот первым утвержденным командиром новой части стал… нет, не разведчик, а бывший командир эсминца капитан второго ранга Пётр Коваленко.
Несколько месяцев часть базировалась на Улиссе, и личный состав проживал на борту старого корабля, и перед убытием в пункт постоянной дислокации на острове Русский, матросы-разведчики на учебной базе подводных лодок прошли ускоренный курс водолазной подготовки.
1 июля 1955 года в части началась одиночная боевая подготовка будущих водолазов-разведчиков по программе подготовки частей специального назначения. Немного позже началось боевое слаживание групп.

В сентябре 1955 года вновь образованный морской спецназ принял участие в первых своих учениях – высадившись на лодках в Шкотовском районе, морские разведчики произвели разведку военно-морской базы "Абрек" и элементов её противодиверсионной обороны, а также автомобильных дорог в тылу условного "противника".
Уже в то время командование части пришло к пониманию, что отбор в морской спецназ должен быть максимально жёстким, если не сказать жестоким.
Зато те, кто выдерживал, тут же зачислялись в элитную часть и приступали к боевой подготовке. Эту испытательную неделю стали называть "адской". Позже, когда США создали свои подразделения "морских котиков" (SEAL), они переняли нашу практику отбора будущих бойцов как самую оптимальную, позволяющую в короткие сроки понять, на что способен тот или иной кандидат, готов ли он к службе в частях морского спецназа.
Смысл этой "кадровой" жёсткости сводился к тому, что командиры изначально должны были четко представлять способности и возможности своих бойцов – ведь спецназ действует в отрыве от своих войск, и маленькая по составу группа может рассчитывать только на себя, и соответственно, значение любого члена команды повышается многократно. Командир изначально должен быть уверен в своих подчиненных, а подчиненные – в своем командире. И только поэтому "вход на службу" в эту часть такой строгий. Иначе и быть не должно.
Забегая вперед скажу, что сегодня ничего не утрачено: кандидату, как и прежде, предстоит пройти через серьезные испытания, недоступные большей части даже физически хорошо подготовленным людям.


В частности, кандидат в первую очередь должен в тяжелом бронежилете пробежать десять километров, уложившись в норматив бега, предусмотренный для пробежки в кроссовках и спортивной одежде. Не уложился – дальше с тобой никто разговаривать не будет. Если же пробежал в срок, тогда тут же нужно выполнить 70 отжиманий из упора лёжа и 15 подтягиваний на турнике. Причем, желательно исполнить эти упражнения в "чистом виде". Большая часть людей, уже на этапе пробежки в бронежилете, задыхаясь от физических перегрузок, начинает задаваться вопросом, "а надо ли мне это счастье, если так будет каждый день?" — именно в этот момент и проявляется истинная мотивация.

В завершение проверки, кандидата ставят в ринг, где с ним бьются три инструктора по рукопашному бою, проверяя человека на готовность к поединку – как физическую, так и моральную. Обычно, если кандидат дошел до ринга, это уже "идейный" кандидат, и ринг его не ломает. Ну, а потом с кандидатом уже беседует командир, или лицо, его замещающее. После этого начинается суровая служба…

Офицерам скидок тоже нет – испытания проходят все. В основном поставщиком командных кадров для "Холуая" являются три военных училища – Тихоокеанское военно-морское (ТОВВМУ), Дальневосточное общевойсковое (ДВОКУ) и Рязанское воздушно-десантное (РВВДКУ), хотя, если человек хочет, то ничего не препятствует офицеру из других училищ поступить на службу в морской спецназ – было бы желание.

Как мне рассказывал бывший офицер спецназа, проявив желание служить в этой части перед начальником разведки флота, ему тут же пришлось прямо в адмиральском кабинете отжиматься от пола 100 раз – контр-адмирал Юрий Максименко (начальник разведки ТОФ в 1982-1991 годы), невзирая на то, что офицер прошёл Афганистан, и был награжден двумя боевыми орденами. Вот таким образом начальник разведки ТОФ решил отсечь кандидата, если тот не выполнит такое элементарное упражнение. Офицер упражнение выполнил.


В разное время частью командовали:
Капитан 1 ранга Коваленко Петр Прокопьевич (1955–1959);
Капитан 1 ранга Гурьянов Виктор Николаевич (1959–1961);
Капитан 1 ранга Коннов Петр Иванович (1961–1966);
Капитан 1 ранга Клименко Василий Никифорович (1966–1972);
Капитан 1 ранга Минкин Юрий Алексеевич (1972–1976);
Капитан 1 ранга Жарков Анатолий Васильевич (1976–1981);
Капитан 1 ранга Яковлев Юрий Михайлович (1981–1983);
Подполковник Евсюков Виктор Иванович (1983–1988);
Капитан 1 ранга Омшарук Владимир Владимирович (1988–1995) – умер в феврале 2016 года;
Подполковник Грицай Владимир Георгиевич (1995–1997);
Капитан 1 ранга Курочкин Сергей Вениаминович (1997–2000);
Полковник Губарев Олег Михайлович (2000­­-2010);
Подполковник Белявский Заур Валерьевич (2010-2013);
Имя сегодняшнего командира пусть останется пока в прибрежном тумане военной тайны...

Учения и служба
В 1956 году морские разведчики начали осваивать парашютные прыжки. Обычно сборы проходили на аэродромах морской авиации – по подчинённости. За первые сборы весь личный состав выполнил по два прыжка с высоты 900 метров с самолетов Ли-2 и Ан-2, а также учились десантироваться "по-штурмовому" из вертолетов Ми-4 — как на землю, так и на воду.
Еще спустя год морские разведчики уже освоили высадку на берег через торпедные аппараты подводных лодок, лежащих на грунте, а также возвращение на них, после выполнения задачи на береговых объектах условного противника. По итогам боевой подготовки в 1958 году 42-й морской разведпункт стал лучшей специальной частью Тихоокеанского флота и был награжден переходящим вымпелом Командующего ТОФ.
Во многих учениях разведчики нарабатывали необходимые навыки, приобретали специальные знания и высказывали свои пожелания по составу оснащения. В частности, еще в конце пятидесятых годов морские разведчики сформулировали требования к вооружению – оно должно быть легким и бесшумным (в результате появились образцы специального вооружения – малогабаритные бесшумные пистолеты МСП, бесшумные гранатометы "Тишина", подводные пистолеты СПП-1 и подводные автоматы АПС, а также много другого специального вооружения). Также разведчики хотели иметь непромокаемую верхнюю одежду и обувь, а глаза нужно было защищать от механических повреждений специальными защитными очками (к примеру, сегодня в комплект снаряжения входит четыре разновидности защитных очков).

К этому времени уже определились и со специализацией, которая условно делилась на три направления:
— часть личного состава была представлена водолазами-разведчиками, которые должны были заниматься разведкой военно-морских баз противника с моря, а также минировать корабли и портовые сооружения;
— часть моряков занималась ведением войсковой разведки – проще говоря, высадившись с моря, действовали на берегу как обычные сухопутные разведчики;
— третье направление было представлено специалистами радио и радиотехнической разведки – эти люди занимались ведением инструментальной разведки, которая позволяла быстро обнаружить в тылу врага наиболее важные объекты, как то полевые радиостанции, радиолокационные станции, посты технического наблюдения – в общем, всё то, что излучало в эфир какие-либо сигналы и подлежало уничтожению в первую очередь.

В морской спецназ стали поступать специальные подводные носители – иначе говоря, небольшие подводные аппараты, которые могли доставлять диверсантов на большие расстояния. Таким носителем был двухместный "Тритон", позже – тоже двухместный "Тритон-1М", еще позже появился шестиместный "Тритон-2". Эти аппараты позволяли диверсантам незаметно проникать прямо в базы противника, минировать корабли и причалы, выполнять иные разведывательные задачи.

Для справки:
"Тритон" — первый носитель водолазов открытого типа. Глубина погружения – до 12 метров. Скорость хода – 4 узла (7,5 км/ч). Дальность хода – 30 миль (55 км).
"Тритон-1М" — первый носитель водолазов закрытого типа. Вес – 3 тонны. Глубина погружения – 32 метра. Скорость хода – 4 узла. Дальность хода – 60 миль (110 км).
"Тритон-2" — первый групповой носитель водолазов закрытого типа. Вес – 15 тонн. Глубина погружения – 40 метров. Скорость хода – 5 узлов. Дальность хода – 60 миль.
В настоящее время данные образцы техники уже устарели и выведены из боевого состава. Все три образца в качестве памятников установлены на территории части, а списанный аппарат "Тритон-2" так же и представлен на уличной экспозиции Музея Боевой славы Тихоокеанского флота во Владивостоке.
В настоящее время такие подводные носители не применяются по ряду причин, главной из которых является невозможность скрытного их применения. Сегодня на вооружении морского спецназа состоят более современные подводные носители "Сирена" и "Протей" различных модификаций. Оба этих носителя позволяют производить скрытную высадку разведывательной группы через торпедный аппарат подводной лодки. "Сирена" "таскает на себе" двух диверсантов, а "Протей" является индивидуальным носителем.

Дерзость и спорт
Часть легенд про "Холуай" связана с неуклонным стремлением военнослужащих этой части совершенствовать своё разведывательно-диверсионное мастерство за счет своих же соратников. Во все времена "холуайцы" доставляли много проблем лицам суточного наряда, несущим службу на кораблях и в береговых частях Тихоокеанского флота. Нередки были случаи "учебно-тренировочных" похищений дневальных, дежурной документации, угонов автотранспорта у зазевавшихся военных водителей. Нельзя сказать, что командование части специально ставило разведчикам такие задачи… но за успешные действия подобного рода моряки-разведчики могли получить даже краткосрочный отпуск.
Нет, конечно, с одним ножом никого никуда не выбрасывают, но при проведении тактико-специальных учений группы разведчиков могут быть заброшены в другие регионы страны, где перед ними ставятся различные учебные разведывательно-диверсионные задачи, после выполнения которых нужно вернуться в часть – желательно незамеченными. В это время их усиленно ищут полиция, внутренние войска и органы госбезопасности, а гражданам объявляется, что ищут условных террористов.
В самой же части во все времена культивировался спорт – и поэтому не стоит удивляться, что и в настоящее время практически на всех флотских соревнованиях по силовым видам спорта, единоборствам, плаванию и стрельбе призовые места обычно занимают представители "Холуая". Нужно отметить, что предпочтение в спорте отдается не силе, а выносливости – именно этот физический навык позволяет морскому разведчику уверенно чувствовать себя как в пеших или лыжных переходах, так и в плавании на дальние дистанции.
Неприхотливость и умение жить без излишеств, породило на "Холуае" даже своеобразную поговорку:
"В чем-то нет необходимости, а в чем-то себя можно ограничить".

Возвращение легенды
В 1965 году, спустя двадцать лет после окончания Второй Мировой войны, в часть приехал дважды Герой Советского Союза капитан первого ранга Виктор Леонов. Сохранилось несколько фотографий, на которых "легенда морского спецназа" запечатлён с военнослужащими части, как с офицерами, так и с матросами. Впоследствии Виктор Леонов еще несколько раз посетит 42-й разведывательный пункт, который и он сам считал достойным детищем своего 140-го разведывательного отряда.

В 2015 году Виктор Леонов вернулся в часть навсегда. В день 60-летия образования разведывательного пункта, на территории воинской части в торжественной обстановке был открыт памятник настоящей легенде морского спецназа, Дважды Герою Советского Союза Виктору Николаевичу Леонову.


Холуай в наше время
Сегодня "Холуай" уже в новом облике, с несколько измененной структурой и численностью, после череды оргштатных мероприятий продолжает жить своей жизнью – по своему особому, "спецназовскому" укладу. Многие дела этой части никогда не будут рассекречены, а о каких-то еще будут написаны книги. Имена людей, которые сегодня служат здесь, закрыты для общественности, и это правильно.

Морские разведчики и сегодня свято чтут свои боевые традиции, а боевая подготовка не прекращается ни на секунду. Ежедневно "холуаевцы" занимаются самыми разными занятиями: тренируют погружения (как реальные в море, так и в барокамере), добиваясь должного уровня физической натренированности, отрабатывают приемы рукопашного боя и способы скрытного перемещения, учатся стрелять из самых разных видов стрелкового оружия, изучают новую технику, которая в изобилии поступает сегодня в войска (на вооружении теперь есть даже боевые роботы) – в общем, готовятся в любую минуту по приказу Родины выполнить любую поставленную задачу.
За статью спасибо: primamedia
Фото предоставлены автором.
Tags: про корабли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment